Экс-мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг подумывает о президентстве

Втoрoй вaриaнт нaимeнee вeрoятeн. "Влaсть" рaзбирaлaсь, пoчeму выдвижeниe Блумбeргa спoсoбнo спутaть кaрты и нaрушить привычный рaсклaд aмeрикaнскoй пoлитики. В этoй гипoтeзe eсть свoи изъяны, нo oнa, в сoвoкупнoсти с другими причинaми, oтчaсти oбъясняeт пoпулярнoсть Трaмпa. В тo жe врeмя в сoциaльнoй пoлитикe oн зaнимaeт гoрaздo бoлee лeвую пoзицию, выступaя, нaпримeр, зa oгрaничeниe прaвa нa нoшeниe oружия, в пoддeржку гeй-брaкoв. Oтчaсти этoгo удaлoсь дoбиться — крoмe Клинтoн в кaмпaнии учaствуeт лишь двa чeлoвeкa, кoтoрыe изнaчaльнo были нeсoпoстaвимы с бывшeй пeрвoй лeди пo рeсурсaм и урoвню пoддeржки. Тeм бoлee свoeврeмeнным в этoм кoнтeкстe явилoсь бы выдвижeниe в кaчeствe нeзaвисимoгo кaндидaтa в прeзидeнты Мaйклa Блумбeргa, кoтoрый пeрвoнaчaльнo избирaлся в мэры Нью-Йoркa кaк рeспубликaнeц, a зaтeм стал кандидатом, не аффилированным ни с какой партией. Во-вторых, непредсказуемым оказался и рост рейтингов сенатора-демократа Берни Сандерса, поставивший под вопрос, казалось бы, бесспорное лидерство Хиллари Клинтон. Кроме того, отмечается высокий негативный рейтинг и Хиллари, и Трампа (более 50%), тогда как у бывшего мэра Нью-Йорка этот показатель составляет всего 26%. Но до недавних пор Блумберг не верил в то, что нью-йоркский миллиардер может стать успешным кандидатом в президенты. Так, первый из голосующих штатов Айова дает 30 выборщиков, которые пропорционально распределяются между кандидатами, набравшими более 1/30 голосов избирателей. Хиллари, ощущавшая себя в начале кампании безусловным фаворитом, сдвинулась поближе к центру для привлечения независимых избирателей. Если раньше первые голосующие штаты распределяли выборщиков в таком соотношении, что победитель получал заметно больше голосов, чем занявшие второе и третье место кандидаты, то в этом году большая часть штатов, голосующих до середины марта, приняли на вооружение пропорциональные или относительно пропорциональное схемы распределения голосов выборщиков. На просьбы журналистов, комментаторов, соперников по дебатам разъяснить механизм реализации этого и других проектов, он просто отвечает: "Я предприниматель, я смог многое построить, мы просто делаем это". Снобизм уверенных в себе Клинтонов давно вызывает недовольство у значительной части американского общества (отсюда, в частности, высокие негативные рейтинги бывшей первой леди). Вместо компромиссности и попыток найти общий язык с оппонентами — стопроцентная уверенность в своей правоте и в том, что соперника надо дожать и разгромить. Еще до появления новой волны слухов о выдвижении Блумберга эта кампания била все рекорды по необычности. Во-первых, неожиданностью стало устойчивое, на протяжении нескольких месяцев кампании, лидерство Дональда Трампа в качестве кандидата от республиканцев. Однако это преимущество обманчиво, и связано оно с новыми правилами проведения первичных выборов. Во-вторых, Блумберг — эффективный управленец, который сумел создать огромную инновационную корпорацию. Говорят, Блумберга давно приглашали все-таки попробовать свои силы в президентской кампании. Более того, в июне 1992 года, за пять месяцев до выборов, он стал лидером гонки — его рейтинг достигал 39%. материал "Претендентские амбиции" во "Власти" N45 от 16 ноября 2015 года). Клинтоны провели серьезную предварительную работу, договорившись с влиятельными однопартийцами, спонсорами, лидерами общественного мнения. Потенциальное включение Майкла Блумберга в президентскую гонку многие аналитики характеризуют как возвращение здравого смысла в политику. В-третьих, сама по себе идея о безальтернативности кандидатуры бывшей первой леди вызывает у части избирателей недовольство. Любого другого кандидата в классической американской предвыборной кампании подобное поведение уже давно привело бы к краху рейтингов и амбиций. И хотя у Хиллари все равно больше ресурсов и шансов на победу в затяжной гонке праймериз, в случае успеха Сандерса в первых двух штатах есть вероятность того, что кандидатом от демократов может стать именно он. Бывший советник по стратегическим коммуникациям президента Обамы Дэвид Аксельрод считает, что сила Трампа — в его контрасте с Обамой. Проигравшие от глобализации "сердитые белые" боятся конкуренции со стороны мигрантов, считают их виновниками падения уровня жизни и качества госуслуг (прежде всего в сфере здравоохранения), а также пребывают в панике от размывания традиционных гендерных ролей и семейных ценностей. Система праймериз, на которых наиболее активно голосуют именно партийные активисты, смещенные от политического центра в сторону полюсов, только усугубляет эту проблему, поскольку одержать победу на первичных выборах гораздо проще, именно мобилизовав более радикально настроенных однопартийцев, а не тяготеющих к компромиссу избирателей. Усталость американцев от постоянных конфликтов в Вашингтоне и неспособность республиканцев и демократов найти общий язык, а также уникальная неразбериха нынешней политической кампании создали предпосылки для победы третьего кандидата, занимающего центристские позиции, обладающего низким негативным рейтингом и достаточными ресурсами для проведения кампании. Таким кандидатом был Боб Доул в 1996 году, Джон Маккейн в 2008-м и Митт Ромни в 2012 году. Во-вторых, штаб Клинтон чудовищно неэффективно реагирует на регулярно вспыхивающие скандалы, связанные с Хиллари,— от проблемы с гонорарами четы Клинтон от иностранных компаний, которые затем добивались изменений регуляторной среды в свою пользу, до продолжающегося уже почти год разбирательства об использовании Клинтон в бытность государственным секретарем США незащищенных почтовых сервисов для секретной переписки. Но пустословие и неполиткорректность не только не топят Трампа — они приводят к росту его рейтинга. Трамп утверждал, что Обама на самом деле родился не на территории США, а значит, незаконно избрался президентом в 2008 году и не должен занимать свой пост. Вероятен и отток экономических консерваторов из республиканского лагеря, особенно если кандидатом от "слонов" станет Тед Круз. Бывший республиканец, он придерживается достаточно консервативных взглядов на экономическую политику — в частности, когда он был мэром Нью-Йорка, бюджет города стал профицитным. Так, например, закончилась в 2012 году кампания техасского губернатора Рика Перри. В попытке завоевать больше голосов центра она неоднократно выступала с критикой политики Обамы. Сегодня Дональд Трамп достаточно уверено сохраняет лидерство в первых трех штатах, в которых проводятся праймериз. Вместо профессорско-интеллектуальной манеры — резкий популистский стиль. Но даже если Трамп сможет набрать относительное большинство голосов в ходе первичных выборов, это не означает, что он станет кандидатом партии на выборах президента. Во-первых, Блумберг — живое воплощение так необходимого сегодня Америке компромисса, того самого исчезающего центра. Клонирование, гей-браки, равноправие мужчин и женщин, темнокожих и светлокожих — слишком быстро меняются социальные установки для тех, кто видит сейчас в Трампе (и следующем за ним кандидате Теде Крузе) спасение от своих фобий. Именно поэтому накануне праймериз в Айове она выпустила большую статью, в которой объявила себя хранителем наследия уходящего президента,— это попытка отыграть назад и выбить из рук Сандерса один из главных козырей. Это небольшой результат, но в качестве стартового рейтинга для политика, который еще даже не начинал свою кампанию и не потратил ни цента на рекламу, это очень неплохой показатель. Некоторые аналитики считают, что в этом году будет иметь значение голосование даже в самых поздних штатах, таких как Калифорния. Для этого было необходимо, чтобы в 2016 году у нее не оказалось серьезных противников. С другой стороны, разочаровавшиеся в Клинтон демократы могут поддержать его как вполне приемлемого для них центриста, который не на словах, а реальными делами доказал, что может реализовывать и их повестку. Идеальным для Блумберга вариантом, при котором он точно вступит в борьбу за Овальный кабинет, станет именно состязание против Сандерса и Круза. За несколько недель молчания со стороны Белого дома рейтинги Трампа существенно выросли, но затем Обама опубликовал сканы своего свидетельства о рождении, и поддержка Трампа немедленно сдулась, после чего он отказался от участия в кампании. Блумберг может отнять голоса у обоих своих конкурентов. В том же 2012 году он также собирался выдвигаться в президенты и главной мишенью своей кампании ожидаемо выбрал президента Обаму. Они могут принять во внимание то, что по опросам Трамп является, пожалуй, самым легким соперником для любого кандидата-демократа с низкой долей вероятности завоевать независимых избирателей. Впрочем, в нынешней кампании ни одну из возможностей не стоит сбрасывать со счетов. Согласно одному из первых опросов по вопросу участия Блумберга в выборах, проведенных "Монинг Консалтом", он может рассчитывать на поддержку 13% избирателей, тогда как Трамп и Клинтон получат 37% и 36% соответственно. Таким образом, ситуация вряд ли закончится скорым определением кандидата от республиканцев. Если сложности с определением кандидата от республиканцев хотя бы отчасти были ожидаемыми, учитывая количество, состав и амбиции выдвинувшихся от "слонов" политиков, ситуация на демократическом фланге представлялась еще несколько месяцев назад совершенно ясной. Более того, главной частью его бизнеса является анализ рынков и формулирование рыночных стратегий, другими словами, Блумберг располагает огромным массивом информации об американских избирателях, их предпочтениях и вкусах. Обычно кандидатом от дисциплинированных республиканцев становился "заслуженный" претендент, признанный истеблишментом партии в качестве старшего товарища. Многие аналитики сходятся на том, что у Перо был реальный шанс выиграть гонку за счет усталости избирателей от традиционных партий и политики, а также за счет применения инновационных тогда маркетинговых и рекламных избирательных технологий. Сегодня мы видим, что главные кандидаты от обеих партий — ньюйоркцы, а миллиардер Трамп собирает тысячные митинги по всей стране. Более того, подобное случилось и с самим Трампом. Поддерживать Трампа безусловно они не могут, но и идти против мнения значительной части своих активистов не способны. Однако за последние несколько месяцев один из них — сенатор от штата Вермонт Берни Сандерс — смог добиться рейтингов, сопоставимых с поддержкой Хиллари. То он оскорбительно отзывается о ведущей телеканала Fox в ходе дебатов, то предлагает не впускать в страну мусульман, даже если это граждане США. Когда Трамп не нарушает нормы политической корректности, он рассказывает о своих удивительных проектах и предложениях, никогда не уточняя, как он будет реализовывать данные начинания. Однако за четыре года правила американской политики серьезно поменялись. Равно как правое крыло Республиканской партии ведет необъявленную войну против политкорректности, мигрантов и геев, левая фракция Демократической партии нашла себе врага в лице консервативных миллиардеров и финансовых воротил. Некоторые аналитики говорят о фактическом распаде партии на консервативное крыло (которое видит будущее партии в крайнем популизме Трампа или догматическом социальном консерватизме Круза) и на условно центристско-модернизационное крыло (для них приемлемыми кандидатами являются продвинутый по республиканским меркам Марко Рубио и представитель истеблишмента Джеб Буш). Видимо, он и сам подумывал об этом — зачем еще прагматичному бизнесмену в возрасте за 70 лет начинать учить испанский язык, который является родным для миллионов американских граждан? В случае если кандидатом от демократов станет Берни Сандерс, значительная часть демократов может проголосовать не за него, а за Блумберга. В-третьих, совершенно недооцененной аналитиками явилась усталость американских избирателей от представителей традиционной политической элиты и конвенциональной политической кампании. Республиканцы вряд ли успеют преодолеть этот внутрипартийный кризис до выборов, что серьезно ограничивает способность кандидата от "слонов" быть выбранным: если он окажется слишком консервативным, за ним не пойдут независимые и умеренные избиратели, а если это будет условный центрист, он может растерять традиционную электоральную базу республиканцев. Чем более радикальными будут кандидаты от республиканцев и демократов, тем больше голосов умеренных избирателей сможет собрать Блумберг. Блумберг вполне может превзойти результат Перо и стать первым внепартийным президентом США. Они ожидают, что избиратели все-таки разочаруются в Дональде Трампе. Впрочем, у него есть немало шансов и в случае вступления в борьбу против Клинтон и Трампа, наиболее вероятных на сегодняшний день победителей праймериз от своих партий. Избиратель свыкается с мыслью о скандальности и политической нечистоплотности Хиллари Клинтон. Кампания 2016 года уже очевидно проходит по новым правилам — можно рискнуть и выиграть. Задача заключалась в том, чтобы не допустить конфуза 2008 года, когда Хиллари уступила номинацию от демократов Бараку Обаме. Сложившаяся ситуация со всей очевидностью демонстрирует углубление системного кризиса американской политической системы, выражающегося в исчезновении политического центра (см. В результате достижение компромисса в Конгрессе становится все более трудновыполнимой задачей, как и вообще диалог республиканцев и демократов на федеральном уровне. Это произошло в силу разных причин. Только ленивый не издевался в начале лета 2015 года над выдвижением Дональда Трампа в качестве кандидата в президенты.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.