Глобальный кризис и «новая экономика»

Нe экoнoмичeский, нe финaнсoвый, нe пoлитичeский, нe рeгиoнaльный, нo кризис всeй глoбaльнoй систeмы взaимooтнoшeний (пoлитичeскиx, экoнoмичeскиx, финaнсoвыx, oбщeствeнныx), слoжившeйся пoслe рaспaдa СССР и вoзникнoвeния oднoпoлярнoгo pax americana. Сoбствeннo, вeсь XX вeк и был прoдoлжeниeм oднoй и тoй жe мирoвoй вoйны. Oглянувшись нaзaд, мы увидим, чтo двe «горячие» мировые войны Германия начинала, будучи обделенной ресурсами. Если мы с этой позиции оценим ситуацию в мировой экономике, в том числе и всех волнующие цены на нефть, то поймем, что падение цены является не только достаточно устойчивым и долговременным, но и объективным фактором. В 2000-м году мало кто верил, что мир вступает в системный кризис. Грубо говоря, потери остального мира от дестабилизации должны были значительно превысить потери США. Во-первых, государство (или группа стран), желающее конкурировать с Америкой в борьбе за право стать центром сборки новой глобальной системы, должно обладать достаточным ресурсным потенциалом (человеческие и природные ресурсы, научный и технологический потенциал), позволяющим ему за счет собственной базы пережить период разрыва глобальных экономических связей в режиме автаркической (или полуавтаркической) экономики. И в результате Вашингтон должен был остаться единственным центром регулярного управления — островом относительной стабильности в совершенно нестабильном мире. Для успешного противодействия стратегии США необходимо выполнение трех предварительных условий. Перманентный процесс мировых, региональных и национальных фондовых и финансовых рынков, а также падение цен (и спроса) на все виды сырья (далеко не на одни лишь углеводороды) — лучшее свидетельство того, что процесс разрушения мировой экономики как единого целого, автаркизация национальных и региональных экономических систем (там, где им удается сохраниться) набирает обороты. В 2008-м году многие надеялись, что мировая экономика имеет дело лишь с очередным циклическим кризисом, из которого с большими или меньшими издержками выйдет через три-пять лет (сроки зависели от оптимизма эксперта). В таком формате замкнутая евроазиатская экономика способна не просто пережить период хаотизации. Сформулируем по-другому — кризис системы. И здесь снизившаяся цена на нефть и другие природные ресурсы перестает играть отрицательную роль. Но не все смогут. Этот тезис подтверждается тем фактом, что США в нулевые годы начали, а в десятые интенсифицировали процесс разрушения системы, в которой занимали позицию единственного гегемона. Стандартный выход из такой ситуации, неоднократно опробованный в течение ХХ века, — мировая война. То есть она хотела изменить сложившийся мировой порядок в свою пользу. С позиции Вашингтона старый мир должен быть разрушен везде, кроме США. Теория «управляемого хаоса» может объяснить что угодно, кроме одной вещи — зачем признанному мировому лидеру разрушать миропорядок, в котором он является лидером? Можно ли противостоять данной стратегии? Если государство разрушено, то неважно, произошло это в Сомали, Ливии или на Украине. Таким образом, в условиях системного кризиса (то есть исчерпания возможностей устойчивого развития существовавшей глобальной системы) США сделали ставку на упреждающее разрушение системы. В-третьих, такое государство должно обладать вооруженными силами, способными защитить его ресурсы и его внутреннюю стабильность от американской стратегии дестабилизации. В лучшем случае, восстановление управления возможно лишь на новом уровне (партизанским движением в Великой Отечественной войне руководила непосредственно Москва) и в рамках совершенно иной системы взаимодействия. Бывшие европейские республики СССР — транспортный коридор для связи с Германией (в идеале — с ЕС), а также дополнительный 50-60 миллионный рынок (при условии, что население будет достаточно платежеспособным). В любом случае после разрушения системы вы имеете дело со спонтанными, неустойчивыми несистемными объединениями, управление которыми в рамках возможностей разрушаемой системы невозможно. Например, штаб армии легко управляет дивизией в рамках логики обычной операции. Германия способна предоставить недостающие технологии и обеспечить поставки необходимых комплектующих. Мы имеем дело с ситуацией, когда США не смогли по-старому управлять ими же созданной системой. Но что, собственно, значит «системный кризис»? Но в мировой практике не было случая, чтобы государство-лидер какой-либо системы начинало бы сознательно ее хаотизировать (по сути — разрушать) в тот момент, когда на это лидерство никто не покушался, а подконтрольные гегемону ресурсы значительно превосходили объединенные ресурсы его потенциальных оппонентов. Тем более, что американская стратегия хаотизации равным образом направлена не только против Китая, России или ЕС, но и против Казахстана, Азербайджана, Белоруссии, Армении, далее по списку. © RIA Novosti. Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. Она имеет возможность стать точкой сборки альтернативной глобальной системы уже сейчас. Америка как бы пыталась переболеть легким ОРВИ, погружая весь мир в тяжелейшую пневмонию. Общие проблемы выгоднее решать вместе. То есть форма организации мирового сообщества перестала отвечать потребностям его развития. Если применить данные пункты к России, то мы увидим, что слабые места у нее в пункте первом — нерешенная демографическая проблема, в том числе недостаточная численность собственного населения для обеспечения устойчивого платежеспособного спроса на продукцию собственной промышленности. В холодной войне США и СССР боролись за глобальное доминирование соответствующей системы (а значит и государства-лидера этой системы). А также в пункте втором — российская промышленность способна выпускать практически всю необходимую продукцию, но в некоторых случаях все еще испытывает зависимость от иностранных технологий и комплектующих. Именно поэтому они и инициировали ее разрушение.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.